Пятница
15.12.2017
17:10
Категории раздела
Про цыган от гаджо [45]
Цыгани всего мира [48]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Цыганские сайты
  • Цыганская скрипка
  • Шылалы балвал..
  • Романы Даёри
  • сайт Ярмаша
  • Романо сайто
  • Ассоциация ромов стран Балтии и СНГ "Амаро дром"
  • Цыганский электронный журнал "Свенко"
  • Амари шатрица

    Всё обо всём

    Главная » Файлы » Рассказы, сказки, легенды про цыган » Цыгани всего мира

    Царица Гор
    [ ] 01.08.2009, 23:06
    Цыганский табор стоял на берегу Дуная. Жаркое солнце, тишина. Табор затих, не хотелось ни петь, ни плясать. Откуда-то донесся голос далекой скрипки – мягкий, теплый. Все молчали и слушали…
     
    Старая Драбарка сказала:
     
    «Хорошо играет! Много я на своем веку слышала цыган-скрипачей, но такого, как Гейзо! Да что говорить, один был на свете! Сама Царица гор наворожила ему быть скрипачом.
     
    В ту ночь, когда скрипач Гейзо только появился на свет, наш табор застрял в горах…
     
    Мать Гейзо никого не боялась, ни Бога, ни черта, вышла из шатра с новорожденным, повернулась лицом к высокой горе, подняла над головой малыша и крикнула : «Эгей, Царица гор! У меня родился сын! Я назвала его – Гейзо! Будь ему крестной матерью! Слышишь!?
     
    И не успели ее слова разнестись по горам, как вдруг буря завыла в скалах, и послышался голос: «Слышу-у-у!…»
     
    Захрапели, заржали в тревоге кони, заскулили собаки, и тут же за шатрами мы увидели Царицу гор! Огромная, как скала, она зависла над кибитками и смотрела на нас неподвижными глазами, как колесо, да еще золотыми!
     
    Мы все словно окаменели, приросли к земле, думаем: «Погубила нас проклятая цыганка! А Царица гор, будто далекий гром прогрохотала: « Я могла бы осыпать Гейзо золотыми каменьями, но они красят только видимость человека, а не душу! Я подарю ему лучше…»
     
    И тут она сгинула, будто ее и не было. Только на том месте, где она стояла, как стая ворон закружились сухие листья. 
     
    Когда мать Гейзо зашла в шатер, на перине, возле пеленок лежала старая цыганская скрипка. Весь табор пришел посмотреть на эту скрипку. Каждый цыган держал ее в руках, старики говорили: «Цены ей нет!»

    И Гейзо полюбил скрипку. Еще еле на ногах стоял, а уж пытался пиликать на ней.
     
    Прошло время, Гейзо вырос. Красивым его нельзя было назвать, но когда он брал в руки скрипку – становился настоящим красавцем и весь изнутри светился… Много девчонок тайком поглядывало на него из шатров, но все зря! Любил Гейзо только одну свою скрипку.
     
    Как-то осенью, все цыганские таборы собрались на берегу Тиссы. За дымом костров и Тиссы не было видно.
     
    Три дня цыгане пели, плясали, хвастались конями. На четвертый день вышел Баро Вайда на середину костров, поднял расписной посох с тяжелым серебряным набалдашником и крикнул: «Ромалэ! Я обошел все таборы, но я не видел среди них дочери Лайеша! Я не видел Маргитки! Где она? – обратился он к отцу девушки, - цыгане говорят, что ты прячешь свою дочь в шатре, так ли?
     
    - Я запретил Маргитке появляться перед цыганами. Это не приведет к добру. Когда ее видят молодые цыгане, мне потом долго приходится уговаривать их не ссориться и не хвататься за кнуты и ножи.
     
    - Маргитка красива, - согласился Вайда, - даже слишком! Я не знаю, кто дал ей такую красоту - не то Бог, не то дьявол. И она может принести любому и счастье и горе.
     
    Лайош побоялся идти против табора. Повернулся к шатру и зло крикнул: «Маргитка, яв адарик! (иди сюда!) 
     
    Все таборные девчонки вмиг стали дурнушками в сравнении с ней. А Маргитка, опустив черные, густые, как бахрома цыганской шали, ресницы, вышла из шатра и замерла.
     
    - Эй, девушка, - окликнул ее Вайда, - ни один цыган не сойдет с этого места, пока ты не выберешь из них жениха, и мы не сыграем здесь свадьбы. Сейчас перед тобой пройдут лучшие из лучших цыган всех таборов. Ты подашь кружку молодого вина тому, кто станет твоим избранником и введет тебя в свой шатер.
     
    Всю ночь перед шатром Маргитки проходили один за другим женихи – и богатые и бедные и красивые и смешные, пели, плясали, дарили богатые браслеты, монисты, большие цыганские серьги, но никто не мог знать, что творилось на сердце Маргитки. Прямая, строгая, она неподвижно сидела на подушках и упрямо смотрела куда-то вдаль. 
     
    Прошли перед ней все мужчины, но никому она не подала кружки молодого вина. Все молчали в ожидании.
     
    Вдруг все услышали рыдающие звуки цыганской скрипки. Маргитка встрепенулась, спросила:
     
    - Кто там играет? Почему он прячется за шатрами? 
     
    - Должно быть Гейзо, - нехотя ответил Вайда.
     
    - Баро Вайда, прикажи позвать Гейзо! – громко, чтобы все слышали, крикнула она.
     
    - Я здесь, - послышался из темноты голос, и тут же появился Гейзо, вошел в круг костров и встал перед Маргиткой, заиграл на своей скрипке. Умолкли птицы в лесах, в степях застыли звери – всё слушало, слушало… И когда замолкли последние звуки скрипки, все увидели, как дрогнули длинные ресницы Маргитки, поднялись вверх и она взглянула своими колдовскими зовущими, как дальние дороги, глазами.
     
    Побледнел Гейзо и не мог уже оторвать своего взгляда от Маргитки, он сказал:
     
    - У меня нет ни красоты, ни богатства. Я боялся даже мечтать о тебе, - печально улыбнулся скрипач.
     
    - Ты любишь меня?
     
    - Я люблю тебя, как свою скрипку.
     
    - Слушайте, цыгане! Я люблю Гейзо и передам в его руки свадебную кружку, но пусть Гейзо сперва разобьет сою скрипку!
     
    Бедный скрипач даже вскрикнул от ужаса!

    - Я хочу, чтобы ты любил меня одну, только одну! И не делил свою любовь даже со скрипкой. Разбей свою скрипку!
     
    Тихо стало в таборе. Все, кто сидел, стоял, так и застыли на месте. Все смотрели на Гейзо. А над вершинами гор будто пронесся стон ветра. Гейзо словно помертвел. Закрыв глаза, он долго стоял перед Маргиткой, потом взглянул на нее и тихо сказал:
     
    - Хорошо, Маргитка,… я разобью свою скрипку, только дай сыграть на ней последнюю песню. 
     
    Все цыгане слушали и боялись взглянуть друг на друга. Каждый из них понимал, если разобьет Гейзо свою скрипку, разобьет и свое сердце, потому, что без скрипки Гейзо, что ночь без луны.
     
    Играл Гейзо – и никак не мог сыграть последнюю песню. Кончал одну – начинал другую. Уже потянул предутренний ветерок, а Гейзо все играл и играл. Никто из цыган не уходил.
     
    - Гейзо, - застонала Маргитка, - я жду! Гейзо… Взгляни на меня.
     
    Будто ото сна очнулся скрипач, глянул в лицо Маргитки, в ее глаза, высоко поднял скрипку и ударил ее о камень. Словно живая, зазвенела она и замерла.
     
    И тут же загремело, загрохотало что-то вдали, будто вздрогнули и застонали горы. Налетел вихрь, заметалось пламя, и сквозь рваные клочья дыма костров цыгане увидели Царицу гор. Она казалась вылитой из меди. Молча глядела она на Гейзо неподвижными глазами, только в ее огромных зрачках что-то бурлило и плавилось.
     
    - Так – то ты дорожишь моим подарком, Гейзо? – грозно прогремела она.
     
    - Прости, Царица гор, я очень люблю Маргитку…
     
    Медленно повернула Царица гор свое лицо к Маргитке:
     
    - Ты вынула из него душу. Разве такой Гейзо играл возле твоего шатра?! Разве этот Гейзо зажег твое сердце звуками старой скрипки?! Взгляни на него!
     
    Все посмотрели на скрипача и еле узнали его. Стоял он бледнее утра, осунувшийся, постаревший и даже… какой-то маленький!
     
    Потухшими глазами глядел Гейзо на скрипку…
     
    - И ты стала другой…- вновь обратилась Царица гор к Маргитке.
     
    Маргитка стояла поблекшая, едва держась на ногах, опустив безжизненные ресницы. Как цветок, сломленный нежданным морозом. Разве для такой пела скрипка Гейзо? А все потому, что любовь и музыка – неразлучны. Они порождают друг друга. Слушайте, цыгане! Я, Царица гор говорю вам: Маргитка и Гейзо будут жить вечно, как живут горы,- и всегда будут вместе!

    И Царица гор сгинула, растаяла в воздухе… Только у ног Гейзо лежала старая цыганская скрипка – целехонькая, будто с ней ничего не случилось.
     
    Поднял ее Гейзо, бережно приложил к плечу – и снова вырос, помолодел, снова стал красавцем! Взмахнув смычком, взглянул он, как сокол, на вновь ставшую прекрасной Маргитку… Маргитка и Гейзо стали делаться все тоньше, все прозрачнее. Словно таяли…
     
    Вот все увидели, что сквозь их тела пробился первый луч солнышка. Они совсем превратились в облачко – легкое-легкое… Потянул ветерок и понес розовеющее в лучах солнца облачко к вершинам гор. И еще услышали цыгане далекие, радостные звуки старой цыганской скрипки Гейзо…
     
    Одна из девочек, которые слушали сказку старой Драбарки, спросила:
     
    - Бабушка, разве такое могло быть?
     
    Драбарка, словно очнувшись, медленно повернула голову и взглянула на девчонку:
     
    - Бедная ты! Душа у тебя сухая… Никому не веришь, ничего не видишь. Если ты в широком неоглядном море увидишь только соленую воду, а вон в той сосне – только дрова для костров, как же ты будешь жить?... А вот если ты, девочка, услышишь, как по ночам растет трава, как плачут наши медведи или собаки, увидишь в плывущих облаках косматых коней, огромные серебряные кибитки, вот тогда могут донестись до тебя далекие звуки старой скрипки Гейзо. И в полнолуние ты, может, даже увидишь красавицу Маргитку. Тебе почудится, что, подняв ресницы, смотрит она на скрипача Гейзо, радостная и счастливая. Так-то, глупая, - закончила Драбарка и вновь уставилась на костер.
     

    Над Дунаем застыла немая луна. Моргали тихие звезды… Табор спал…

    Категория: Цыгани всего мира | Добавил: Nanka
    Просмотров: 819 | Загрузок: 0
    Счетчик тИЦ, PR и обратных ссылок